Мои детские проказы

«У меня было прекрасное настроение!
Дома не было никого. Я была одна. Я сидела на диване и любовалась новеньким трехдверным шкафом. Родители называли его красивым словом «шифоньер». У него было три двери, две из которых закрывались на ключ. За одной дверью прятались полки, на которые мама уже сложила ровными стопочками какое-то белье. А за двумя другими, которые открывались «нараспашку», прятались мамины наряды. «Нараспашку». Мне нравилось это слово тоже. Это было второе новое слово, которое я услышала в последнее время.
Ну, так вот, мамины наряды вызывали у меня огромный интерес. Обычно мама, выходя на улицу, одевала красивое платье, туфли лодочки, и в руки брала маленькую дамскую сумочку, которую носила на локте. На голове у нее неизменно была «бабетта» и газовая косынка, которая непонятным образом держалась на самой макушке. Чтобы зафиксировать косынку мама пользовалась «невидимками». Потом она шла красивая по улице, а я семенила рядом, держась за ручку и оглядываясь по сторонам. Я замечала взгляды прохожих и была уверена, что все они любуются моей «самой красивой на свете мамочкой»!
Но на этот раз папа с мамой куда-то ушли, а меня оставили дома одну. Видимо, чтобы я могла вдоволь налюбоваться шифоньером. Это была наша гордость! Когда его привезли — из своих квартир высыпали все соседи. Они с шумом обсуждали покупку и помогали поднять его на второй этаж, в нашу квартиру. И вот сейчас он стоял, такой величественный и важный, будто гордился тем, что хранит в себе самые дорогие тайны — мамины наряды.
Итак, мне было 4 года. Мы жили в городе с красивым названием Кустанай. И мои родители оставили меня одну с этим красавцем.
Мне нравилась монументальность шкафа. Но одно меня смущало — его цвет — он был скучным. Просто коричнево-желтый. Ни тебе цветочков, ни вензелей… И тут — меня осенила мысль: «так я же сама его могу украсить!»
«Точно! Я нарисую что-нибудь красивое, вот они обрадуются! С этими мыслями я побежала за цветными карандашами. Но рисовать на шкафе было неудобно — он был покрыт лаком и карандаши не оставляли на нем следов.
Но мое решение — сделать родителям подарок — уже ничто не могло изменить и я побежала на кухню в поиске «что бы такого придумать?». На кухне мое вдохновение не нашло поддержки и тогда я открыла мамин «сундучок» в котором она хранила нитки, иголки, пуговицы. Может, я здесь что-нибудь найду? Взгляд мой зацепился за крючок, которым она вязала. Что бы такого с ним сделать? Я подошла к шкафу с крючком в руках и…придумала — я вырежу на шифоньере узоры.
И я сделала это: на высоте своей головы от одного края до другого я выцарапала узоры. Это было нелегко, скажу я вам. Новенький лак не так уж легко и поддавался моим детским рукам, но упорства мне было не занимать — уж, если я решила сделать сюрприз — я его сделаю. Уставшая, но довольная от проделанной работы, я села на диван, чтобы посмотреть со стороны. Это было……очень красиво! «Вот родители обрадуются!» — подумала я и…уснула от усталости.

Что было дальше — помню плохо. Даже не помню «как сильно порадовались» мои родители. Помню только, что через несколько дней мама закрашивала царапины на новом шифоньере коричневым лаком для ногтей.

С тех пор прошло более 40 лет. Шкаф этот до сих пор жив. Сегодня я снова встретилась с ним. Он заметно постарел. И как-то совсем уже не выглядит великаном. Но вызывает у меня трепетные воспоминания. Похоже, он на меня не в обиде за те давние раны, которые я нацарапала на его совершенно молодом и совершенном теле. Он, как и прежде, мудр и красив. И также дружелюбен.
И за своими дверями скрывает какие-то тайны, которые не стоит видеть постороннему глазу. Но главная тайна видна любому, кто впервые с ним знакомится — он знает настоящие чувства!»
05.07.2014

А вы хулиганили в детстве?

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz